December 15th, 2014

Обратная связь 2. Контроль гуманитарного пространства.

Интересно, что со сменой цивилизаций гуманитарная система пространственного контроля остаётся постоянной. Ну вот кто такие по сути - герцоги, графы, бароны и рыцари? Если брать современные аналогии, то это соответственно губернатор, глава района или города средних размеров, начальник департамента, начальник ЖЭКа. Да, граф в реальности это районный глава. В некоторых Западных странах графством и называют аналоги российских районов.
Аналогично в полиции - герцог начальник облуправления, граф - начальник райотдела, барон начальник отделения, а рыцарь - участковый.
В науке - то же самое. Герцог - глава отделения (например - Сибирского), граф - директор института, барон - завлаб, а бедные обнищавшие рыцари - научные сотрудники.
Современные министерства и Академия наук аналоги средневековых суверенов, а президент - император.

Шесть ступеней контроля пространства. Вместе с населением - семь.

Всё это связано с устойчивостью системы и адекватным получением информации. Судя по всему, уровень более высший должен увеличивать степень контроля информации на порядок, то есть - в 10 раз. Семиуровневая система соответственно на 10 в сеьмой степени, если базовый принять за 10 по сравнению с животным миром.

Ассоциативно эта число - десять миллионов, можно связать с характерной численностью населения. То есть - методы контроля по этой схеме позволяют контролировать пространства, населённые десятками миллионов людей. Большие численности приводят к большим сложностям. Например - европейские колониальные системы распались. Точнее, Запад перешёл к неоколониализму, особой системе управления, не укладывающийся в традиционную европейскую.

А теперь возник ещё и глобальный уровень. Который будет регулироваться по схемам совершенного особого свойства. Это вообще не будет государство.

Более того, ментально большинство населения уже не может представить себе этого уровня даже в системе архетипов. Предел - император. Традиционно императоры ассоциировались в головах подданных с высшими силами - божество или представитель божества, Сын Неба и тому подобное. Неоколониализм ещё несёт на себе эти представления.

Глобальный уровень будет восприниматься как нечто совсем запредельное.

"Как вам не стыдно?.."

Это из популярной среди публицистов серии - "проклятые вопросы русской жизни". Я уже написал в блоге, что реально самым проклятым вопросм являются не традиционные "Кто виноват?" и "Что делать?", а вопрос - "Ты меня уважаешь?". Вопрос же - "Кто виноват?" - мне представляется вовсе не является проклятым на Руси, ответ на него всем известен - виноваты все, кроме меня. Даже если человека приперают к стенке доказательствами вины, следкет ответ - так получилось!

Вообще, считается, что имеют место быть две большие экзистенциальные основания общественных культур, это европейская культура вины, формализовавшаяся ещё в античность в виде Римского права, и дальневосточная культура - стыда.

В России же интересно переплетаются обе эти тенденции. Понятие "вины" в России есть, но виноватые в принципиальных и политических случаях обычно - назначаются. Включая традиционалистские структуры народного типа. Ещё в 19 веке за серьёзное преступление в крестьянской общине по требованию полиции община могла выдать в качестве "виноватого" совершенно невиновного человека из каких-то соображений, согласившегося, как это называлось, "пострадать за общество". И всех это устраивало.

Есть ли в России нечто похожее на регуляторные функции стыда, характерные для Японии и Кореи? Ну, раз есть слово, значит есть и понятие. А риторический вопрос - "Как вам не стыдно?" - весьма часто применим в полемике. И гораздо актуальнее вопроса - "Кто виноват?", которого никогда в полемическом задоре не задают. Обычно полемисты знают - кто больше всех виноват, и никакая сила не может поколебать их уверенности.

Социальное значение стыда существует в классах населения не входящих во властные структуры. В России это разделение на государевых людей и "простых" актуально и поныне, хоть и не так формализовано, как в 19 веке, когда были дворяне и простонародье.

Вот среди негосударственных классов стыд играет главную регуляторную роль. Это совершенно не означает, что население представляет собой собрание исключительно совестливых личностей. На фоне того, что понятие вины и правовая культура не играют практически никакой роли в межличностных отношениях, а общество как-то существует, то стабилизирующим фактором, хоть и относительным, является стыд.

Но по мере роста уровня принадлежности или служебной зависимости от власти система стыда постепенно переходит в систему вины. Причём иерархически организованной - вины перед вышестоящими начальниками. Провинившихся - "опускают" на более низший уровень в иерархии. Кроме номенклатуры, которую "опускать" запрещено (но было время - ликвидировали).
Разумеется, находящийся на вершине иерархий самодержец никогда ни в чём не виноват в принципе. И ему, кстати, ничего не стыдно. Ну, ещё Пётр Первый устраивал на этот счёт демонстративные "всепьянейшие литургии", где всем показывалось именно это самое - ни в чём не виноват и ничего не стыдно.

В Европе-то исторически монархам часто доказывали, что они тоже могут быть виноваты - отличный пример - Карл 1 в Англии по суду лишился головы. Вот с тех пор там есть некоторое властное приличие. Его считают ханжеским, но это всё же - достижение. Кстати, не надо путать с переворотами и террором, это хоть и фактическое возложение вины, но не формальное.

Эта европейская формалистика проникла во все классы Европы (имеются в виду народы Западной и Средней Европы). И полностью подавила стыд. По закону можно вытворять всё, что угодно, расходящееся с культурными национальными традициями .

В России же отсутствие господствующей тенденции порождает общественный хаос. Включающийся по воле власти "закон" - когда надо, и выключающийся - когда не надо на фоне прогрессирующего иерархично бесстыжести приводит к полной моральной дезорганизации. Публичная политика нашпигована фиглярами, несущими ахинею и ведущими образ жизни вместе с родственниками прямо противоположный относительно того, что декларируется для населения.

Остаётся только надеяться, что стыд всё-таки сиграет свою организующую роль.
А может и нет.