March 20th, 2015

Анатман

Продолжим популярную политическую анархическую буддологию.

Предидущий текст был об атамане, точне - об атмане. То есть о представлении о наличии некой субстанции, которая представляется как духовная основа, управляющая некой системой и находящейся на вершине иерархии.

Технологии управления, которые основаны на этом представлении могут быть весьма эффективны. тут можно возвратиться к историческим аналогиям и впомнить, что атаманская методика процветала у казачества, которое проявляло себя системообразующим фактором - в степи. Обобщая - в среде с полном прямым контролем. Жёсткие иерархические однородные системы характерны для степных, полупустынных и пустынных местностей. Болеее того, если такая система устанавливается в иной среде, то она стремится превратить её в лучшем случае - в степь. В том числе и в переносном смысле. Ну вот что представляла культура в СССР в стилевом отношении? Это была степь социалистического реализма. Разве что кое-где возвышались холмы и терриконы, но только на условиях компромисса - добывали что-то престижное.

Ну, в степи возможны только коллективистские формы жизни. Вот образ казаков в искусстве и мифологии - это всегда группа, ватага, войско. Строго индивидуального стиля - нет.

Этот стиль слабо работает в условиях неопределённости - пересечённой местности, леса, а также в сплетениях городских улиц. Военная аналогия здесь такая - это работа для спецподразделений, каждый боец которых при наличии командира всё же в ходе выполнения приказа принимает решения в большой степени сам.

Вот тут то и можно принять во внимание буддийское представление об анатмане.

Честно говоря, основатель учения Шакьямуни вообще не занимался теоретизированием на предмет существования или несуществования атмана - над метафизикой он посмеивался. Для простоты скажем так - любую систему он предлагал представлять как взаимообусловленность входящих в него элементов и подмножеств элементов. Элементы при этом вне обусловленности предсталяют собой сущности не имеющие формы.

В первую очередь это касается живого существа. Вот ум - не имеет формы, а тело ничто иное - как обусловленность устойчивого существования ума в мире, ну - во Вселенной, к примеру - на Земле в образе человека.

Согласитесь, тело человека достаточно автономно, и отдельные части решают часто свои задачи - брюхо может проголодаться и требовать еды, а голова - заболеть. И никакая идеология не поможет. Кстати, даже психика довольно автономна - она может быть полем страстей, любопытства, веселья и других малоконтролируемых проявлений. В уме, пропорционально его возможностям. Правда, тут может помочь или наоборот идеология.

Поэтому опытный человек со сложной структурой психики - воспитывает её и тренирует организм так, чтобы все системы могли принимать относительно самостоятельные решения в рамках интересов общей обусловленности.

Аналогично, вокруг себя он стремится создать сообщество подготовленных к самостоятельным действиям в рамках пониманимания общего плана действий, у уровень управления определяется компетентостью элементов и специализацией подразделений.

Разумеется, при этом возрастает роль личного нравственного сознательного настроя, проще говоря - совести.

В общем анатман - это понимание взаимообусловленности. Что в общественном аспекте предполагает повышение кондиций каждого входящего индивидуума.

Вывод такой - атаманская техника это унификация, анатманская это специализация. В конкретных ситуациях для конкретных личностей можно использовать для всеобщего блага ту, которая подходит. Не следует только навязывать эти социальные технологии тем, кому они не свойственны. Обычно навязывается унификация. Но и навязывание специализации и дифференциации тоже может принести несчастье тем, кто к этому генетически не склонен.

Буддисты и анархисты в России должны взять на себя миссию развития в обществе социальных технологий на основе представления об анатмане - с нашим анатманом не приходится тужить!