bokhonov (bokhonov) wrote,
bokhonov
bokhonov

Categories:

Национал-сюрреализм или пара недель в сибирской деревне

Вот в последнее время стали «вспоминать», что в СССР была «дружба народов», то есть все этнические сообщества якобы испытывали друг к другу чувства невыразимой приязни и «ходили в гости».

Ну, ходить то они может и ходили, но по-разному. В связи с этим я вспоминаю один весьма символический случай «хождений» , произошедший со мной сразу после окончания университета. В институте первым делом как прибыл уговорили – помочь колхозникам. Была такая уродская привычка у коммунистической власти путём шантажа посылать научных сотрудников в колхозы и на стройки. Стоило бы этим уродам припомнить данные факты. Но речь пойдёт немного о другом.

Больше всего поразил аргумент, мол , у нас некому ехать, ухудшатся показатели в социалистическом соревновании, вследствие чего институту в общем и лаборатории в частности замедлят продвижение в очереди на квартиры в том числе и для женщин с детьми. Тогда меня почему-то впечатлил образ женщины с детьми, которую блокируют в очереди и они несчастные ютятся в одной комнате. Представлялось вполне конкретно - мы с родителями братом так и выросли в одной комнате 20 кв. м. в неблагоустроенном доме.


Ну ладно, отправляюсь в деревню. Перемещение напоминало переход в какое-то иное измерение - пространственно-времеенУю складку. С пересадкой на транспорте. По ж.д. до городка Коченёво, затем на автобусе до какого-то села. Сначала думал – доехал. Вышел – тишина, пахнет удобрениями. (Кстати – три большие впечатления для городского человека в деревне – тишина, запах удобрений и ночью – видно Млечный путь. Плюс ещё в деревнях тогда все встречные здоровались, хоть со знакомым, хоть с незнакомым, и дети, и взрослые.) Спрашиваю – доехал ли, оказывается нет – ещё надо углубляться в какие-то дебри – в этом месте растут так называемые ленточные боры – лесные массивы причудливой конфигурации – и создаётся такое впечатление, что углубляешься в какой-то лабиринт. И в середине этого лабиринта стоит твой пункт назначения, официального название которого не помню, все спрашиваемые о его местоположении называли его Третья Ферма и с сочувствием поглядывали.


О сюрреализме имеете представления? На Западе это художественный приём. А в России – вполне обычная обстановка. Особенно в сельской местности.


С сюрреалистической живописью я к тому времени был отлично знаком. Дело в том, что один известный в университете преподаватель теоретической механики был страстным поклонником и интерпретатором творчества Сальвадора Дали, обладал отличной коллекцией репродукций и слайдов его картин, часто выступал с лекциями о его творчестве и, как говорится, заразил этой темой пол-Академгородка.
И вот с тех пор оказалось то, что этим самым сюрреализмом оказалась пропитана вся моя жизнь, а случившееся далее было только началом этого феномена.
И вот стою, сойдя с очередного автобуса, я посередине центральной площади этой самой Третьей фермы. Причём рядом стоят железные коробки с кинофильмом – круглый зелёный бочонок с названием на крышке, внутри бобины с плёнкой. Как мне потом объяснили – развозящий кинофильмы из райцентра просто привозит новый фильм и оставляет его посередине площади, а старый оттуда же забирает. Недалеко клуб – бревенчатое здание с пристройкой – буквой Т.


Вот есть выражение – быть ближе к земле. Пока не попадёшь в деревню из города не понимаешь буквального её смысла. В городе земля как-то подчинена , закована в асфальт и бетон, обстановка чисто механическая. А в деревне это какая-то живая среда. Живая – в прямом смысле – значительную долю почвы, особенно в чернозёмах, составляют микроорганизмы. И вот эта земля как-то находится в сложных взаимоотношениях с населением, техникой и животным миром. Эти лабиринты ленточных боров, луга и поля, развороченные колёсами дороги создают какое-то впечатление «вростания» и «поглощения», недаром образ земли архетипичен и тотально мифологизирован. В Западной Сибири чёрная-пречёрная земля глинистого вида, которая будучи вспаханной или изъезженой техникой приобретает фантастические форма. А если пройдёт дождь, то движение по грунтовым дорогам прекращается даже на плоской равнине поверхность покрывается какой-то на удивительно скользкой прослойкой из-за которой все автомобили на удивление детерминировано скатываются на обочины и в кюветы.


Наведя справки о ранее приехавших сотрудниках института направляюсь на их поиски, узнав об их местоположении от местного председателя – здоровенного голубоглазого мужика с каменным выражением лица. Товарищи по помощи крестьянам оказывается разгружают подъезжающие грузовики со скошенной кукурузной зелёной массой – заготавливают силос. Технология такая – самосвалов нет, загружают на поле грузовики, они приезжают в места накопления массы, где эту массу стягивают при помощи трактора. Для чего в передней части кузова грузовика расположено самое натуральное бревно, к которому приделаны цепи и железные скобы, за которые это бревно вместе с массой и вытягивают. Для этого надо открыть борт (он обычно заклинен массой) прицепить петлю к трактору, проконтролировать сход массы , забросить бревно обратно и зарыть борт, не забыв зафиксировать петлю. В свободное от стягивания время трактора бульдозеры утюжат зелёную массу. А научные сотрудники ведут глубокомысленные беседы.
Работа для интеллектуалов .


Они и выглядели – как научные работники в деревне, то есть как иллюстрация к юмористическим рассказам 19 века о джентльменах на пленэре..
Чёрт его знает, какие-то мелочи, а вид совершенно нелепый.
Я понял, что в сельской местности выгляжу также нелепо. Два физиолога, один гинеколог и я специалист по математическому моделированию.

Один физиолог молодой парень с романтическим желанием делать научные открытия, другой физиолог уже опытный прагматик кандидат наук.
Самая экзотическая биография у гинеколога – это здоровенный парень со странно уживающимся цинизмом и романтизмом. Бывший практически профессиональный перспективный боксёр, который после победы получил заманчивые предложения в сборную, что означало фактическое прекращение полноценного обучения в мединституте. Он подумал и выбрал медицину, в разделе гинекология.
-А что – рассказывал он о победе в турнире – вот в финальном бою мне выбили два передних зуба и я их проглотил! После боя отрыгнул, вставил на место, прикусил при помощи бинта – и они прижились!!! Ну вот я подумал – стать большим чемпионом - проблематично, а продолжать спортивную карьеру – остаться без профессии врача - гарантированно. И я выбрал медицину!
(Передаю дословно)
Бросив спорт , он очень сильно набрал вес, кисти рук наверное от ударов были размером с детскую головку, пальцы как сардельки. Как он обследовал женщин – загадка.
Но несмотря на спортивное прошлое у него также был вид явно не сельского вида. На куче кукурузы все выглядели на удивление живописно.

Поздоровались.
-Какой-то странный председатель здесь – сказал я – на группенфюрера из кинофильмов смахивает по виду и замашкам.
- А-а – ответили мне товарищи – эта деревня наполовину немецкая.
К сведению, в Новосибирской области много немцев, по статистике в самом Новосибирске по численности второй этнос, опередили даже украинцев и татар. Однако это народ слабо напоминающий рафинированных европейцев, все мои знакомые немцы были весьма крепкого телосложения и довольно решительного нрава, это ж крестьяне на протяжении 300 лет после переселения в Россию.


Деревня действительно производила странное впечатление. Судя по всему это было какое-то место ссылки. Во время войны переселили немцев. Потом стали добавлять к ним разных других личностей с экзотическими биографиями. С кем ни начнёшь разговаривать из мужиков, в конце концов они начинают приводить примеры из своей биографии со словами – а вот когда я сидел в первый раз…
Был немолодой мужик воевавший в штрафбате, как он туда попал – не афишировал.
Был очень вежливый рецидивист, выписывавший журналы «Знание-сила», «Наука и жизнь», «Техника молодёжи» и ещё какие-то и любивший поговорить «о науке» с научными работниками.
Кстати – я понял, откуда брал темы, сюжеты и стиль своих рассказов писатели-деревенщики– это деревенские истории, рассказанные мужиками. Это очень интересный феномен – рассказы деревенских мужиков.
В деревне вообще, как понимаете – сенсорный голод в смысле общения. Лица знакомых одни и те же, все друг о друге знают всё. Часто даже забывают об официальном имени и знают друг друга по прозвищам. Ситуации суперстандартные. Какие-то нестандартные случаи долго обсуждаются в разных кампаниях, можно сказать даже – шлифуются - вот и рассказы. И вот с каждым новым человеком им хочется поговорить о том и о сём.
Это характерно и для жителей других малонаселённых социальных ниш.
Вот мой дядя по материнской линии – водитель, всю жизнь проработавший на северных трассах и золотых приисках, он рассказывал такие захватывающие шофёрские истории, от мистических до реалистических, что я просто жалею, что не записал их. Ещё он потрясающе играл в карты – переиграть было невозможно, наверное – это одно из немногих развлечений на «северах», вот они там и оттачивают мастерство.. Особенно в «дурака». Оказывается, «дурак» это очень сложная игра с кучей стратегий, дебютов, комбинаций и всего прочего.
Между прочим жители деревень отличные зрители, доброжелательные и очень дисциплинированные, если к ним приезжают артисты или самодеятельность, то они смотрят, что называется, с замиранием сердца.

Лично у меня никогда не было проблем при разговоре с народом. Практика с детства – двор моего детства это вместилище самых разных типов, от интеллигенции до уголовников. Главное – не суетиться и держаться стиля своего социального слоя.
Также был в этой дерене старик армянин. Предельно молчаливый и сильно сосредоточенный на каких-то своих мыслях мужик, как его занесло в дебри Сибири было непонятно.
А ещё в эту деревню приехала бригада строителей чеченцев. Они сразу стали производить какое-то странное впечатление, абсолютно не вписываясь в фон. Вообще в Сибири при СССР было очень много строительных бригад шабашников в сельской местности – местных, национальных и студенческих. Почему-то большинство из национальных были армяне, этот феномен в народе так и прозвали – «Армянстрой». Кстати, вопреки распространённым представлениям строили они неплохо. Бригаду обычно возглавлял опытный бригадир, который держал в узде своих более молодых горячих товарищей. Дисциплина у них была железной, иногда расслаблялись, но почему-то всегда водкой. Я как-то спросил одного ихнего мужика, почему, мол, вы жители Кавказа пьёте водку, а не вино. Он немного ошарашено посмотрел, а потом темпераментно ответил :
- Это нэ вино! Это чёрт знает что такое!! Здэсь в Сибири никто никогда нэ пил настоящего вина!!!

Пили ли что-нибудь чечены я не знаю, но однажды возвращаясь с заготовок мы увидели издалека странную картину – армянский дед пытался встать на ноги цепляясь за заборчик возле дома, но перманентно падал на землю. Около суетилось пара старушек, пытавшихся стабилизировать его положение.
Сначала возникло невероятное предположение – дед напился до чёртиков, что для армян крайне не свойственно. Но подойдя ближе мы убедились, что происшествие гораздо серьёзнее – этот дед был очень сильно избит, разбито всё лицо, он всё время сплёвывал кровь, судя по всему били и по корпусу. Впечатление было ещё более отвратительным, что старичок имел абсолютно не боевой вид , как это обычно бывает после достижения возраста лет 70. А то и 80. Честно говоря я сдуру сначала подумал, что это наши «учудили». Однако старушки тут же поправили :
- Это чечены его побили!

На какой почве он поссорился с бригадой, я так и не узнал. Ну, врач оказал ему помощь и посоветовал вызвать милицию. Заходим к себе в каморку. Переодеваемся для ужина в столовой. Вдруг слышу максимально удивлённые голоса своих товарищей, внимательно наблюдающих какую-то сцену через окно :
- Ну нихрена себе! Ну нихрена себе!!!
Это «ну-нихрена-себе» до сих пор вспоминается мне. Подхожу к окну и вижу – на улице уже заваруха! Привалила толпа деревенских ПОДРОСТКОВ со всякими предметами в руках, начала бить окна в домишке, выделенном бригаде для жительства и вытаскивать их на улицу. А возглас был вызван тем, что лидера чеченцев огрели колом по голове. Это был довольно здоровый молодой мужик, блондин, немного экзальтированный, к тому же всем встречным и поперечным в деревне показывавший корочки удостоверявшие в том, что он мастер каких-то боевых искусств, то ли джиу-джитсу, то ли каратэ, что стало предметом обсуждения среди местных пацанов. Надо однако сказать, что после удара колом мужик несколько воспрял, поднялся, шатающейся походкой пошёл на своего обидчика, вытащил откуда-то нож и метнул его - мимо. Но второй удар колом решил вопрос с ним до конца инцидента – картина, как некий пацан подбирается неспешно со стороны к метателю с сосредоточенным выражением немецкого лица несколько пригнувшись и с палкой в двух руках до сих пор перед глазами.
Дольше начинается тотальная драка, беготня, вопли.
Раздались первые выстрелы.

Со стороны через окно всё это воспринималось как вестерн.
Но довольно жуткий. Такие события воспринимаются всегда немного жутковато, даже со стороны.

- Т-а-а-а-к! – произнёс протяжно боксёр-гинеколог – Т-а-а-к!! Сейчас с полей и ферм прибегут местные мужики и всех чечен поубивают. А потом рассредоточатся по домам – и ищи-свищи, никто ничего не видел и не знает. Приедет милиция и заберут в первую очередь нас, в лучшем случае как свидетелей. Нам это надо? Вывод – пора рвать когти. Должен сейчас подойти автобус - сматываемся! Ну блин, завтра иду в свою больничку и получаю справку, что больной и работать в деревне не могу!

Эти слова показались необычайно разумными всем присутствующим.

Собрав быстренько барахлишко наша экзотическая для этих мест группа с необычайным достоинством и всем видом показывая, что к произошедшему мы не имеем ни малейшего интереса, может даже и совсем не в курсе, мы неспешно вышли на опустевшую площадь ведя светскую беседу.
Около своего домишки стали кучковаться со всех сторон чечены с каким-то совершенно обалдевшим видом.
Подошёл ПАЗик, и мы медленно и торжественно покинули пределы деревни.

Судя по всему своим примером мы спасли жизни этой бригаде. Потому как они решили повторить наш манёвр, но уже на своих двоих, то есть – сбежали. Об этом я узнал через несколько дней, когда меня уговорили вернуться в составе новой кампании.
От домика чеченов остались руины.
- А куда делись обитатели? – спросил я уже знакомого местного жителя.
- А-а-а… Они сбежали. В деревню Дупленку, а там народ ещё круче, чем у нас – чуть что и трупы складывают в ближайший колодец!!!
Я совсем не исключил такую вероятность, хотя предположить, что где-то есть места покруче необходимо было некоторое воображение.

Вообще, в Новосибирской области много названий деревень весьма своеобразных. Вот мой родной брат, ныне доктор химических наук и спец по квазикристаллам, когда-то любил шабашить в дерене с названием Елбань. Я то к шабашке склонности не имел, так – по случаю…

Наша новая группа была не менее экзотической.
Похожий на дворянина 19 века видом и манерами физиолог и академический гребец из Саратова, проявивший и конструкторские способности – соорудил мышеловку из кирпича, верёвочки и прутика, в нашем домишке под полом жила мышка, которая шуршала и досаждала более продвинутым существам, утром соорудили мышеловку, пришли на обед , а мышку уже придавило. Обедал я тогда без всякого удовольствия.

Затем (вы будете смеяться) опять квалифицированный гинеколог. Но на этот раз предельно интеллигентный человек с очень деликатным поведением и совершенно необходимым в деревне хобби – он был судьёй какого-то там далеко не последнего класса по собакам пород спаниель и кокер-спаниель. Я их тусовку как-то видел по ТВ. Был какой-то супертурнир с приглашением авторитетов из Англии. Помню выступил приглашённый главный судья – очень представительный англичанин в клубном суперсмокинге с символикой собачьего арбитра глобального класса.
- Понравились ли Вам сибирские собачки? – с пиететом спросила интервьюер.
- О , йес ов коз! – ответил авторитет с улыбкой олимпийского божества – Есть много собак, которые могли бы быть представлены на чемпионате Европы, я доволен! Некоторые экземпляры могли бы успешно конкурировать и на чемпионате мира. Ну и при дополнительной подготовке пара-тройка собачек в принципе могла быть представлена и на открытом чемпионате Англии!! В жизни всё возможно! Надо мечтать!!!

Третьим был сотрудник нашей лаборатории Марк – обладатель красного диплома выпускника матфака НГУ, сын директора крупного завода. Кроме этих достижений он обладал просто совершенно еврейской внешностью по причине своего происхождения. Ну то есть даже не чисто семитской, а природа как-то решила с предельной выразительностью отразить в нём все возможные генетические составляющие, которые евреи впитали в себя за всю свою историю. Всё это дополнялось очками с какими-то невероятными диоптриями, если он их снимал, то становились видны близорукие глаза придававшие лицу вид человека из оккультных миров. Однако вопреки расхожим представлениям он весьма технично и без проблем справлялся с физической работой, хоть вид - еврей с бревном – согласитесь, предельно необычен. Ещё он был жертвой вечной мерзлоты, как он рассказывал - во время работы в студенческом стройотряде в Забайкалье (вечная мерзлота там на небольшой глубине) он с такой силой колотил её в котловане ломом , что откололся кусок и выбил ему передний зуб.
Он придумал греться по утрам, стоя на вершине кукурузной кучи, в ней постепенно начинались процессы брожения и выделялось тепло – не пропадать же зря калориям. Ну сюрреализм, как и было сказано – вокруг сибирский лес, яма небольшой глубины с валами из земли с трёх сторон, в яме всё возвышающаяся куча зелени, наверху кучи Марк в огромных очках, за 100 метров видно, что он еврей. Всё это мне напоминало сюжет русской сказки, традиционно сюрреалистичной, типа – идёт Иванушка по чащобе и вдруг выходит на полянку, а посреди полянки пенёчек, а на том пенёчке сидит старичок-лесовичок экзотического вида и говорит :
-Ну здравствуй, Иванушка! Давно тебя я тут жду!...
И т.д.
А однажды мы стадии зрителями концерта на полевом стане, так сказать. Где-то в недрах бюрократии родилась мысль проводить мероприятия по улучшении настроения на уборочной. Для этого везде возили местную районную самодеятельность.
И вот к этой куче прибывает автобус с этой самой самодеятельностью. Рядом валяется какой-то заброшенный плуг с металлическими оглоблями. Трактористы, водители грузовиков и наша команда спецназа-интеллектуалов располагаемся на нём рядом и начинается концерт типа русский народный хор, пляски и юмор. В принципе даже – неплохо для самодеятельности.
Никакой самый выдающийся европейский театр абсурда не мог бы сравниться с этим зрелищем.
На подобном мероприятии я присутствовал ещё раз, в другую поездку в деревню. Но это уже была лекция для колхозников. Прибыла группа лекторов из обкома. Лекция была возле деревенских мастерских и гаражей для техники.
Фоном служили коровники. Несколько бетонных и современных. Один, правда , недостроенный и заброшенный, стоявший почему-то на вершине возвышенности. Торчали только колонны и вид издалека очень напоминал Парфенон. Но самую экзотику придавал коровник старого типа – длннющее бревенчатое здание с воротами по торцам, стойлами направо и налево и широкой дорожкой посередине. Не было никакой механизации, никаких транспортёров, пола не было – грунт. Так вот, при помощи бульдозера оттуда вытолкали и собрали в гигантскую кучу выше коровника коровий навоз – целый террикон. Я представил, что творилось внутри до этого, сразу вспомнилась поговорка – работать по колено в дерьме. Я справился у крестьян – почему не выносили. Мне объяснили :
- Технология такая. Специально складывают навоз внутри. Он гниёт и выделяет тепло – обогревается коровник. Иначе его не обогреть. Сразу на поля везти нельзя, он должен перегнить. Более того, затем его вытаскивают и складывают снаружи, чтобы он гнил до состояния трухи. И вот тогда вывозят на поля и продают дачникам.
- Спасибо за информацию - сказал я, вспомнив две вещи. Первая - корова священное животное арийцев вместе со своими продуктами жизнедеятельности (см. Индия). Молодцы, арийцы, подумал я.
Второе, вспомнил воспоминания Ленина о Шушенском, где он смеялся над мелкобуржуазными крестьянами, типа –
дураки, зачем то навоз складывают в кучи. Дурость самого Владимира Ильича приятно порадовала.
В общем – лекция происходила на фоне Парфенона и кучи навоза.


Я и крестьяне расположились прямо на косилках, плугах и прочей сельскохозяйственной технике ожидающей ремонта. Ну, первая лекция, понятное дело – про достижения, вторая – про здравоохранение. А вот попробуйте угадать с трёх раз – про что третья. Замучаетесь угадывать. Лекция была о разоблачении извращений мировыми буржуазными идеологами марксизма в вопросе о якобы существующих противоречий между молодым Карлом Марксом и старым. Я не шучу, буквально так. Читал низенький, лысенький человек еврейского происхождения в роговых очках. Круглая лысая голова, круглые коротковатые руки и сам весь какой-то шарообразный – он был похож на Колобка из сказки в очках, тем более , что Колобок пел всем песни. Он постоянно вздыхал, читая лекцию, немного покачиваясь со специфическими грацией и малоамплитудным размахиванием руками. Извращенцы марксизма Теодор Адорно, Маркузе и прочая франкфуртская философствующая группировка не исключено, что переворачивалась в гробах.
И ведь прочитал! И успешно!!
Народ даже вопросы задавал.
Это был мой последний такого рода заезд в деревню. Я бы мог и не поехать, уже на подобные предложения стал злобно давать отпор. Но тут заметил, что в списках есть одна сотрудница института. Кореянка. Личность которой меня сильно заинтересовала, я заметил её на одном политизированном мероприятии, о котором как-нибудь расскажу.
В общем – там я с ней осенью познакомился. А в январе я уже на ней женился.
Всё это постоянно укрепляло меня в моих националистических и анархических воззрениях, разумеется.

Subscribe

  • Криптоцели.

    Цели любой деятельности - это самая тонкая часть организаторской работы. Можно сказать - диалектическая. То есть - формальные цели могут не…

  • Добрый рок и другие доминанты.

    Каждая эпоха имеет доминирующие базовые механизмы передачи эмоций. В Древней Греции - театр и олимпиады. В Древнем Риме - гладиаторские бои. Да -…

  • Преданность личная.

    В человеческом обществе любая организация скатывается к формированию иерархической структуры к принципу - личной преданности. Вытесняя при этом метод…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments

  • Криптоцели.

    Цели любой деятельности - это самая тонкая часть организаторской работы. Можно сказать - диалектическая. То есть - формальные цели могут не…

  • Добрый рок и другие доминанты.

    Каждая эпоха имеет доминирующие базовые механизмы передачи эмоций. В Древней Греции - театр и олимпиады. В Древнем Риме - гладиаторские бои. Да -…

  • Преданность личная.

    В человеческом обществе любая организация скатывается к формированию иерархической структуры к принципу - личной преданности. Вытесняя при этом метод…