bokhonov (bokhonov) wrote,
bokhonov
bokhonov

Собачья свобода.

Подхожу к перекрёстку и тут загорается красный сигнал семафора. Машин почти не было, и только я собрался вопреки правилам дорожного движения перейти на другую сторону улицы, как гляжу, подходит сбоку какая-то бродячая собачка и тоже собирается перейти дорогу, но побаивается автомобилей. Собака городская, и судя по всему поняла, что можно с хорошей точностью определить – когда можно переходить, а когда нельзя, наблюдая за людьми. И именно так на меня поглядывает – с собачим доверием.

И вот я, дорогие читатели этого текста, не стал нарушать правила дорожного движения. Можно даже сказать – из буддийского сострадания к другим чувствующим живым существам. Ведь я рассчитал бы движение автомобилей, а собачка-то могла и не сообразить, замешкаться, засуетиться – и попасть под колёса.

Зажёгся зелёный сигнал светофора, я стал переходить дорогу и собачка – точно, двинулась за мной. Она ещё немного пробежала рядом в собачьей надежде обрести хозяина, показывая как обычно делают в таком случае собаки всем видом – ну возьмите меня к себе, вы же видите, как я умею бегать рядом, я и служить могу!!! Но….

Абстрактные гуманитарные понятия и достаточно сложные ощущения коренятся в психике животных – в той или иной степени своего соответствующего развития. Вот я помню из детства картину, поразившую моё воображение, картину обретения свободы цепным псом.

В большом читинском дворе, который составляли наши многоквартирные дома, на одном из огороженных участков был цепной пёс – громадная немецкая овчарка по кличке Джек. У него был хозяин – старик, ветеран войны, каким-то образом сумевший привезти с фронта трофейный военный немецкий мотоцикл зелёного цвета с коляской, на которой даже красовалось гнездо для пулемёта – прототип советского «Урала». Громадных размеров (казался в детстве) машина, на которой хозяин, если было хорошее настроение, катал по двору местную ребятню. Всё сопровождалось звуковым аккомпанементом работающего мотора, что-то вроде – дрыгдыгдыгдыгдыгдыгдыг. С тех пор прошло много времени, и я как-то был удивлён звуком современного мотоцикла, точнее – практическим его отсутствием – впечатление уже не то!

Так вот, это мотоцикл стоял в сараюшке и его то и охранял цепной пёс. Цепным он был буквально, мало того, что он был за заборчиком, состоявшим из составляющих клетку круглых длинных и узких брёвнышек, так и ещё был прицеплен цепью, которую волочил, я до сих пор помню её лязгание. Если мимо кто-то проходил, то пёс изображал неистовое стремление защитить доверенную ему личную собственность, выражая свою решимость в виде громкого лая, рычания и перемещений по участку с лязганьем цепи. Своеобразное представление. Но не страшное. Было ясно – куда он денется! Он никуда и не девался, а сидел за деревянной решёткой из года в год. Меня это наводило на невесёлые размышления – как можно так жить? Правда вроде иногда к нему подпускали разных породистых сучек для получения суперщенков, ну хоть – какое-то разнообразие!

Ходили слухи – что это обученный суперпёс породы немецкая овчарка. Но как-то однажды внук это старика сказал – ты знаешь, наш Джек ничего и не знает, ведь он всю жизнь просидел на цепи.

Существенное признание для мальчишки.

Ну так вот, гуляю я однажды вокруг своего дома без определённой цели. Вокруг такая характерная для осенней Читы атмосфера – залитый светом осеннего солнца пейзаж в каком-то акварельном стиле, такие – тонкие оттенки. Что-то вроде знаменитой картины Поленова «Московский дворик», только нарисованный акварелью. Настроение – нормально. Тут замечаю за заборчиком какое-то неторопливое и ненавязчивое движение. Хозян мотоцикла и собаки сначала что-то делал по хозяйству, а затем смотрю – какие-то несуетливые манипуляции с собакой. Догадываюсь – снимает ошейник. Затем неторопливо открывает воротца и за шкирку выставляет собаку прочь и также неторопливо воротца закрывает и продолжает сосредоточенно и деловито свои действия по хозяйству. То есть – мимоходом, как картофельную кожуру выбросил в ведро. Чисто технологическое действие.

Здоровенный пёс поначалу остановился как вкопанный. Было совсем не страшно. Наверно потому, что не было никакой агрессивности, да он и вообще как-то – скукожился. Стало сразу видно – старое живое существо.

Может - «опозорил» хозяина? Привели клиентку – и нулевой результат. Типа:
- Прошу вернуть задаток!

И всё!

Поражал взгляд собачьих глаз – вот оно то, что всю жизнь было видно через решётку! Какой-то ошеломлённый, потерявший всякую ориентировку детский взгляд рыжих зрачков овчарки. Я подумал – сейчас начнёт проситься обратно. Но он в какой-то прострации начал бегать монотонной рысцой, и стал ещё больше похож на старого пса – посеревшая шерсть, какая-то худоба. Топ-топ-топ-топ… Он побегал немного между домами, а затем выбежал на улицу. Я вышел за ним – посмотреть. Последняя сцена – убегающая собака в западном направлении вниз по улице Чкалова в залитую солнцем неизвестность. Больше он никогда не появлялся.
Subscribe

  • Дети и детство.

    Изменилась обстановка на улицах и дворах. Исчезли играющие дети. Дошкольного и младшего школьного возраста. Когда-то все дворы заполняли крики…

  • Минус на минус даёт плюс

    Многие озабочены негативной пропагандой против русских в странах Запада. Это наивная озабоченность. Всё наоборот - это прекрасно. Попытки создать…

  • Хор политический.

    Существует метод политического воздействия - превратить шум в структурированную информационную форму. Ропот в произведение политического искусства.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments